Курочка по зёрнышку. Первая часть

  • 100


Сергей привык, что мать после развода с отцом никак не могла найти себе пару, часто меняя любовников. Расставаясь с очередным возлюбленным, она обычно относилась к этому легко, но иногда переживала, стараясь ему не показывать этого. И сын, щадя мать, не задавал глупых вопросов, ждал, когда она отойдёт, выйдет из состояния депрессии. Но в последнее время он не мог её узнать. Уже целую неделю, мать словно подменили …

— «Оставь, я помою», - грустным взглядом посмотрела мать на сына.

— «Да, ладно, я сам, - начал Сергей мыть тарелку в раковине. – Тебе же надо идти …»

— «Никуда мне не надо идти …», - тяжело вздохнула женщина, чеканя каждое слово, забирая тарелку из рук.

Какая-то безысходность и усталость звучали в её голосе, словно не осталось сил бороться с жизненными невзгодами. Дружелюбная, добрая женщина последние дни ходила сама не своя. Ещё совсем недавно весёлая и жизнерадостная придя домой с работы, принимала душ, быстро переодевалась, и заговорщицким голосом, стеснительно хихикая, шептала:

— «Серёженька, я на свидание. Ты не возражаешь, если поздно приду?»

— «Мама, о чём речь? Конечно!»

— «А если …, - она тяжело вздыхала, явно смущаясь того, что скажет дальше, - … утром?»

— «Я буду только рад! – целовал сын её в щёку. - Такую женщину, как ты невозможно не любить!»

— «Серёжка, не говори глупости, о какой любви ты говоришь? Я уже старая! – кокетливо смеялась она. – Не вводи в краску! Тоже скажешь! Он очень хороший человек, мне с ним просто приятно общаться!»

— «Если тебе приятно общаться, то я рад за тебя! – улыбался он ей, прекрасно понимая, в чём заключается это общение ночью. – И никакая ты не старая, не наговаривай на себя! Посмотри в зеркало – красавица!»

— «Какая я красавица! Обыкновенная женщина, каких миллионы!», - отшучивалась она от его комплиментов, и в глазах загорались искорки счастья.

Потом она перестала спрашивать разрешение, всё чаще только утром счастливая возвращалась домой. А сейчас невозможно было её узнать.

— «Мама, ты, что такая грустная? Что-то случилось?», - первый раз в жизни Сергей поинтересовался её душевным состоянием.

— «Нет …, - опустила она взгляд, - … всё нормально …»

— «Мама, - беспокойные нотки зазвучали в его голосе. – Скажи, может, я чем-нибудь могу тебе помочь?»

— «Серьёзно …», - подняла она на сына взгляд.

Грустная улыбка скользнула на женских губах, и на секунду показалось, что ей хочется заплакать:

— «Спасибо …, Серёженька …, всё нормально …»

— «Мама, … что случилось? – не на шутку обеспокоился он. – Только не говори, что всё хорошо! Я тебе не поверю!»

Она подняла взгляд, и показалось, что сейчас опять начнёт убеждать, что у неё всё хорошо и ему не о чем беспокоиться. Но заблестели глазки, и слезинка покатилась по правой щеке.

— «Просто … я …, - опустила она голову, - …так поверила … ему …»

— «Забыла, … что могу быть такой … счастливой …, - вытирала она руками слезящиеся глаза, а сердце сына разрывалось от сострадания к ней, - … а он …»

— «Я ему нужна была … только …, - запнулась она, не желая полностью открыться перед ним, - … прости, … но даже себе не могу до конца признаться в этом …»

— «Извини, … но тебе не надо этого знать …, - опять вытерла она слёзы, - … это так …»

— «Мама …, - нежно обхватил он узкую талию, и она посмотрела на него с широко раскрытыми глазами, как женщина, к которой так давно никто не прикасался, - … я тебя люблю! Ты не просто красивая! Ты великолепная, изумительная женщина! Самая лучшая женщина на свете, которую когда-либо знал!»

Это слова шли из глубины души. Он не только так думал, но и чувствовал каждой клеточкой тела.

— «Спасибо, милый, - обнимая, прижалась к нему, целуя в щёку. - Как приятны, твои слова …, знаешь, как польстить матери …»

Его ладони держали её за талию, а она пытливо смотрела в глаза сына.

— «Только не думай, что это говорю, чтобы польстить тебе. Я сказал правду! Ты действительно великолепна! Само совершенство! – чеканил каждое слово. – Не шучу, когда говорю, что красивее и привлекательней женщины не видел на свете!»

— «Ты это серьёзно? – немного повеселел её голос. - Действительно думаешь, что я красивая? Считаешь свою старую, глупую мать привлекательной?»

До конца не осознавая, что делает, Сергей сильнее обнял женскую талию, прижимая к себе, словно забыв с кем и где находится. Её уста были настолько близко, что он чувствовал возбуждающий аромат женского тела и горячее дыхание губ. Что-то необъяснимое тянуло их друг к другу, и никто не хотел этому сопротивляться.

— «Никакая ты не старая, а тем более не глупая, - искренняя уверенность звучала в словах. – Ты восхитительно красивая, умная женщина!»

— «А … этот …, - вздохнув, сделал небольшую паузу, - … извини, не знаю, как его зовут, просто тебя недооценил. Он не заслуживает тебя! Недостоин! Ты потрясающая женщина!»

Сергей не мог поверить, что такое говорит матери. От сказанных слов, близости женского тела кружилась голова. Мгновенное, непреодолимое желание заставило наклониться и прижаться устами к губам матери.

От нескромного, откровенного поцелуя она не уклонилась, не оттолкнула его, а сразу пошла навстречу, обнимая за шею руками и ещё сильнее впиваясь в сыновьи губы. На секунду им показалось, что ничего в мире не существует, кроме слившихся в страстном поцелуе уст.

Её пухленькие губки были настолько податливы, что через секунду с он ужасом почувствовал, как его язык проник в женский ротик. Встрепенувшись, он оторвался на мгновение и посмотрел ей в глаза. В них был ответ на его немой вопрос, ясный и непоколебимый.

Их губы лобзали друг друга, языки, как змеи сплелись в брачный период, и мать всё сильнее давила ладонями на его шею, стараясь сблизить их уста, как можно теснее.

Его руки соскользнули с женской талии, опустились на пышные ягодицы и ещё сильнее прижали широкие бёдра к паху. Только тут Сергей и она осознали степень его возбуждения. Дрожащие от напряжения гениталии прижались к мягкому животику матери.

Она закусила губку и оторвалась от поцелуя, вырвав из его горла тихий вздох разочарования.

Тяжело дыша, не ослабляя объятий, они смотрели друг другу в глаза.

— «Ты удивительная женщина, мама, - зашевелились его губы. – Он не заслуживает твоего внимания. Я докажу тебе, что ты по-прежнему красива и привлекательна, … что ты любима!»

— «Если позволишь …», - после небольшой паузы выдохнул он.

Счастливые искорки блеснули в женских глазках, и улыбка скользнула на её губах.

— «Я хотела бы этого …, милый …», - шепнула она на ухо, прижимаясь и сразу же отстраняясь от него.

От этих слов мурашки пробежали у Сергея вдоль позвоночника.

— «Ладно, пора делом заняться. Давай я посуду помою», - улыбнулась мама, повернувшись к раковине.

И неожиданно повернув голову в его сторону, прикусив нижнюю губку, изобразила самую соблазнительную сексуальную гримасу, которую когда-либо он видел на женском лице, подмигнула и начала мыть посуду, будто бы ничего не произошло между нами минуту назад.

***

Сергей сидел на кровати, в своей комнате, уставившись в пол. Нет, он даже никогда не думал так откровенно интимно целовать мать. Но никакие угрызения совести не мучали, он был рад, что это произошло.

— «А как она? – стараясь рассмотреть ситуацию с разных сторон, тревожно сжалось сердце. – Вдруг её обидел?»

— «Ладно, уже поздно идти к ней …, извиняться …, - тяжело вздохнул он, - … вдруг не так поймёт. Пусть немножко всё уляжется, …завтра …»

***

Она сидела на диване перед включённым телевизором и читала книгу. Если и была она расстроенная, то совершенно не подавала вида.

— «Мама, - с чувством вины за вчерашнее поведение, Сергей присел рядом с ней. – Ты меня извини. Я сожалею, что так получилось … вчера …»

— «Ты не сильно расстроилась? Я просто хотел …»

Но она не дала договорить, прервав его:

— «Нет, что ты, Серёжа. Не надо извиняться …»

Он удивлённо посмотрел на неё.

— «Ты совершенно не расстроил меня, наоборот …», - игривая улыбка заиграла на женском лице.

— «То, что ты сказал вчера мне – самые приятные на свете слова, которые когда-либо когда-то говорил мне. И совершенно не имеет значение, что они прозвучали от моего сына. Ты заставил меня почувствовать вновь любимой женщиной! А знаешь, как это для меня важно!», - искренне звучал её голос.

— «Ты не можешь себе представить, что я чувствовала, когда ты целовал мои губы. Как было приятно! – тяжело вздохнула она и грустные нотки зазвучали в голосе. – Меня никогда так никто не целовал …»

Все внутренние сомнения Сергея рухнули в один миг от этих слов.

— «Мама, я действительно думаю, что ты самая красивая и привлекательная женщина на свете! – посмотрел он на неё любящим взглядом. – Ты просто прекрасна!»

— «Верю тебе, - заиграла на её лице счастливая улыбка. – Поцелуй меня ещё …»

От этих слов его тело содрогнулось, как от ударной волны. Наклонившись, Сергей положил ладонь ей на шею, и их уста слились в поцелуе.

Они целовались с такой же жаждой страсти, как и первый раз. С той лишь разницей, что внутри его рухнул психологический барьер по отношению к матери. Сергей чувствовал себя невероятно свободно, прекрасно понимая, что это может и не совсем правильно.

Чем дольше он целовал её, тем сильнее хотелось настоящей близости. Ощутить в себе каждую частичку женского тела.

Губы страстно лобзали друг друга, когда ладонь медленно опустилась вниз, скользнула по ткани халатика, прикрывающее правое бедро и поползла вверх. Расстояния между пуговками было достаточно для того, чтобы она проникнуть под махровую ткань, прикоснулась к обнажённому животику, остановилась и замерла чуть ниже правой груди.

Женщина не выразила ни малейшего протеста. Казалось, что совершенно не обращает на это внимание. И он, набравшись смелости, сначала почувствовал её бюстгальтер, а потом и всю правую грудь в ладони.

Неожиданно она встрепенулась, оторвала губы от поцелуя.

— «Стоп …, - неохотно слетело с женских губ, и она вытащила его руку из-под полы халатика, – … это лишнее …»

— «Поцелуй – одно, - уверенность зазвучала в её голосе, - а это уже совершенно другое. Мы не можем так далеко заходить, терять контроль над собой. Не надо забывать, что я - мама, а ты - сын»

— «Целоваться с тобой очень приятно и мне не хочется останавливаться, … но остановиться надо!», - категорично отстранилась от сына, поправляя полы халатика.

Внутри у Сергея всё оборвалось, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать. Он не только рассчитывал на большее, чем поцелуй, но и опять в душе поселился червь сомнения, что обидел мать, чувствуя себя ужасно виноватым перед ней.

— «Мама, … прости …, - умолял её, от смущения потупив взгляд. – Не могу понять, как это получилось? Прости! Мне ужасно жалко!»

— «Не надо извиняться, - приподняла она его подбородок, чтобы посмотреть в глаза. – Ты не сделал ничего плохого …»

— «Это была нормальная мужская реакция на близость женщины. Просто, мы не должны зайти слишком далеко, - ласково журчал её голосок. – А в поцелуе ничего страшного нет. Не переживай. Только об этом никому ты не должен говорить …»

— «Что ты мама! – встрепенулся Сергей. – Кому я скажу?»

— «Ну, вот и хорошо, - грустно улыбнулась она и поцеловала его в губы, предварительно странно лизнув их язычком. – Пойду, наверное, спать, а то что-то устала сегодня очень …»

— «Спокойной ночи»

— «Спокойной ночи, милый …»

Он смотрел ей вслед на качающиеся бедра, чувствуя, как от любви сжимается сердце …

***

Не осталось, наверное, на свете плохих слов, которыми бы Сергей не обзывал себя, смотря безумным взглядом в монитор компьютера. Как ругал за поспешность и оплошность в своих действиях.

— «Серёженька …, - от неожиданности вздрогнул он, повернул голову, - … я схожу по делам на пару часиков …»

На пороге комнаты стояла одетая в светлый плащ мать. Его подол совершенно не скрывал красоту женских ножек, обтянутых черными чулочками в туфлях на высоком каблуке. Возбуждающие Интим истории на ПорноТалес тoчка рy.

Искусно нанесённый макияж делал милое лицо настолько красивым и соблазнительным, что у Сергея от ревности сжалось сердце. Он прекрасно понял, куда и зачем она собралась идти и она знала, что для него это не секрет.

— «Мама, - проглотив комок к горлу, еле выговаривал Сергей слова, - уже поздно – десятый час!»

Ой, как ему не хотелось, чтобы она уходила к другому мужчине.

— «Серёженька, я не долго, - опустила она глаза, и на щеках заалел румянец, ей было стыдно за себя, за свою слабость. – Понимаешь …, так … получилось …, он позвонил …»

— «Я поговорю с ним …, надо все точки расставить над «и»» …, - пыталась оправдаться перед сыном. – Возможно, … не правильно делаю …, прости …»

— «Но как ты поедешь? Уже поздно?», - пытался Сергей найти аргументы, чтобы она осталась дома.

— «Он …, - на секунду показалось, что она сейчас сгорит от стыда, - … меня ждёт внизу …, в машине …»

Но как Сергей мог сильно противиться тому, чтобы она ушла. Ей же этого очень хотелось, почему-то тянуло к нему. А её счастье, было счастьем для него …

***

Да, это ночью Сергею трудно было уснуть. Образ матери стоял перед глазами. Её губы и грудь в ладони не выходили из головы. Разум сходил с ума, не смотря на то, что он не один раз мастурбировал, старался снять психологическое напряжение.

— «Хорошо, что сегодня выходной …», - с этой мыслью только под утро провалился он в царство Морфея.

***

На улице было ещё темно, когда он даже не услышал, а скорее всего, ощутил интуитивно где-то глубоко внутри, как еле слышно приоткрылась входная дверь, тихий шорох снимаемого плаща и её тапочек о пол в коридоре.

Не чувствуя усталость от бессонной ночи, Сергей приподнялся с кровати и дикая ревность с новой силой сжала сердце. Её обнажённое тело в объятиях чужого мужчины на секунду проплыло в сознании, отозвалось гулкими ударами сердца в висках. Самым ужасным было осознание того, что ей лучше с другим мужчиной, чем с ним.

Скрипнула дверь в ванной комнате, донёсся шум льющейся воды, и Сергей решительно встал с кровати.

***

Невозможно было поверить в то, что он увидел, … узкая полоска света вырывалась из чуть приоткрытой двери ванной комнаты, озаряла темноту коридора. Мама никогда так небрежно не относилось к этому.

С судорожно бьющимся сердцем, прикрыв один глаз, Сергей заглянул в щель, не в состоянии поверить удаче – совершенно голая мать стояла, рассматривая своё отражение в висящем на стене зеркале!

Первый раз в жизни он видел её полностью обнажённой!

Чёрные, слегка вьющиеся волосы спадали чуть ниже оголённых плеч, подчёркивая белоснежность, местами со светло-голубыми прожилками вен, увесистой груди, слегка обвисшей под своей тяжестью, но хорошо сохранившей форму.

Довольно крупные сосцы, окружённые светло-коричневыми ореолами сморщенной кожицы, так и манили прикоснуться к ним губами. Это чудо природы было само совершенство! Не каждая женщина её возраста могла похвастаться такой красотой.

Женское тело совершенно не выглядело на сорок три года! Нельзя было сказать, что она худенькая или полненькая. Это была та золотая середина, которая вобрала в себя всю красоту, грациозность, обаяние, сексуальность и женственность.

Невозможно было оторвать глаз от плавных, сексуально притягательных изгибов соблазнительного тела. Довольно узкая талия гармонично переходила в широкие бёдра. Даже, слегка выпирающий животик, под которым виднелась аккуратно подбритый треугольник черных волосиков, настолько был необходимым дополнениям к пышным, упругим ягодицам, что казалось, друг без друга они существовать не могли.

Сергей не мог оторвать глаз - бархатистая, светлая кожа делала её похожей на фарфоровую статуэтку, чувствуя, как его гениталии напряглись, наливаясь безумным желанием похоти.

Вдруг она повернула голову, посмотрела через плечо на дверь. И он в ужасе отпрянул. На секунду показалось, что она заметила его пытливый взгляд. Даже более того, она точно знала, что сын подсматривает за ней! Но то, что произошло дальше, окончательно лишило Сергея разума …

Опять посмотрев в своё отражение, мама приподняла руками снизу обе груди, словно пробуя их вес. Закрыв глаза, она откинула чуть назад голову, томно проводя ладонями до сосочков. Женские пальчики сжали нежную плоть, слегка оттягивая её вперёд, вырвав из горла глубокий, сладострастный вздох. Как она была прекрасна и желанна в этот миг! Как хотелось ему знать, что она думает, о чём мечтает, слегка покручивая сосцы!

Застыв на мгновение в такой позе, женщина неожиданно встрепенулась, открыла глаза, и, повернувшись к нему спиной, наклонилась над ванной, пробуя рукой воду. У Сергея перехватило дыхание, когда ягодицы слегка разошлись в стороны, открывая взору коричневую розочку анального отверстия в глубине ущелья между ними, а внизу - пухлые, гладко выбритые вареники половых губок. Он чуть не лишился чувств. На секунду показалось, что время замерло, остановилось …

Поболтав рукой воду, она выпрямилась и, подняв сначала левую, открывая перед ним соблазнительный вид женской промежности, затем правую ногу, опустилась в ванную, предварительно задёрнув шторку. В оцепенении посмотрев ещё минуту на её смутный силуэт, Сергей бросился в свою комнату, не в силах вытерпеть напряжение в распирающих от желания и похоти гениталиях.

***

Сергей смотрел в окно на голые деревья, моросящий дождик, не слышала, как она подошла сзади и обняла руками за талию. От неожиданности он вздрогнул и повернулся к ней.

— «Мама, ты меня так заикой сделаешь! – улыбнулся сын, смотря в грустные глаза. – Ходишь тихо, как кошечка …»

— «Вот видишь …, как ты меня ласково называешь кошечкой, - безрадостно слетело с её губ. – С какой нежностью и любовью …, а я …»

— «Извини, что напугала, - зазвучали в её голосе тёплые, интимные нотки. – Мне так хотелось побыть с тобой рядом. Не могла дождаться, … когда проснёшься …»

— «Зря не послушала тебя …, - опустила мама взгляд, - … вчера …»

— «Знала, что ничего хорошего не будет, … а пошла, … как только он поманил меня пальцем …»

— «Все мы, наверное, такие бабы дурочки …»

— «Прости … меня … милый. Я больше никогда не поступлю так …»

— «За что мама?», - искренне удивился Сергей, ласково проведя ладонью по её щеке.

— «За всё …, - обняла она его за шею руками. – Я так люблю тебя …»

— «Мне так хочется быть просто рядом с тобой …», - от сексуальности её голоса у Сергея пробежала дрожь между лопаток и зашевелились волосы на голове.

В тёмно-синей блузке на пуговичках, со смутно просвечивающимся бюстгальтером, она стояла так близко, что их тела соприкасались, и он чувствовал одурманивающий аромат женского тела, слегка прикасаясь пахом к пухленькому животику.

— «Мне тоже …», - слетело с его губ, и их уста слились в сладострастном поцелуе, прижимаясь, ещё сильнее друг к другу.

Он настолько был интимно откровенным, что через мгновение Сергей почувствовал, что дрожащий от напряжения член, бесстыдно всё смелее и смелее надавливает на мягкий животик. Но ему было всё равно, что она подумает, да и её руки, крепко обхватившие его талию, не позволили бы уклониться от этого прикосновения.

Тяжёлое женское дыхание и тихие стоны свидетельствовали, что и она ощущает восставшую плоть, прекрасно понимая его состояние, что, в конце концов, он от неё хочет.

— «Я возбуждаю тебя … - интимно зашептали пухлые губки, ещё сильнее прижимаясь животиком к трепещущему члену, - … как любимая женщина? Ты хочешь меня?»

— «Да …, - еле слышно зашептал Сергей в ответ, чувствуя, как от её слов закружилась голова, - … ты безумно возбуждаешь меня …»

— «Хочу большего …, чем просто целоваться …»

Она задумалась, опустила глаза:

— «Ты прав, …я мучаю тебя, … это не совсем справедливо …»

— «Ты хочешь большего? – подняла она взгляд, убирая руки с его талии, и сделала шаг назад. – Ты хотел вчера этого? Хотел увидеть, … прикоснуться к моей груди? А я не позволила тебе?»

Произнеся последнее слово, она подняла руки и начала медленно расстёгивать пуговки на блузке. Член Сергея пульсировал в такт движения женских пальчиков, пока полы не разошлись и она медленно, как стриптизёрша на сцене, вытащила сначала одну руку, затем другую, бросила блузку на пол.

Она стояла в юбке и бюстгальтере в шаге от него, смотря прямо в глаза, а он не мог поверить, что это происходит наяву. Ой, как они соблазнительно выглядели обтянутые чёрной, ажурной тканью.

— «Всё ещё хочешь увидеть её обнажённой …, - заворковала женщина, как искусная соблазнительница, томным с придыханием голоском, - … милый? Прикоснуться к ней?»

— «Да …», - скорее не сказал, а только кивнул головой он, не веря своему счастью.

Такое невозможно было представить даже в самой смелой и извращённой его эротической фантазии. Улыбнувшись такой улыбкой, что у него ещё сильнее заныло внизу живота, она ловко забросила руки за спину и расстегнула застёжку лифчика.

Сначала правая бретелька поползла с плеча, затем левая и чашечки скользнули вниз, обнажая белоснежную плоть. Мгновение и он лежал на полу рядом с блузкой. Мать стояла, без всякого стеснения показывая изумительную грудь, и какие-то не подвластные его разуму искорки, играли в её глазах.

— «Иди ко мне …, - поманила она руками, - … мой котик, … не бойся, … я не оттолкну тебя …»

Их тела вновь слились в объятиях. На секунду показалось, что Сергей теряю контроль над собой, почувствовав прикосновение к обнажённой женской груди.

Губы осыпали желанное тело поцелуями. Скользили по лицу, ушкам, шеи, плечам, опускаясь всё ниже. Его невозможно было уже остановить.

— «Я даже не знаю …, - тяжело задышала она, когда его губы коснулся верха правой груди, - … может не надо …, это лишнее …»

Но они уже жадно обхватили правый сосочек и сладострастно втянули в себя, сорвав с её уст стон, похожий на крик:

— «Ой, … милый, … как приятно …»

— «Как я раньше не могла понять, … что ты самый дорогой и любимый …, - глубоко вздохнула она, задержав дыхание, словно неожиданно окунулась в холодную воду, - … мужчина на свете …»

И сразу же её ладонь легла на затылок, сильно прижимая его губы к груди. И он почувствовал, как сосочек мгновенно увеличился в размерах, стал жёстким, словно резиновым.

— «Прости меня …, милый …, прости …, - не мог он понять, за что мать просит прощение, - … что вела себя так неразумно …»

— «Если бы ты знал, как виновата перед тобой. Прости …, не суди строго …»

— «Ой, … как хорошо, - ещё сильнее задрожал её голос, когда он прильнул к сосцу левой груди. – Ой …, как приятно …»

Чем больше Сергей целовал, сосал, облизывал любимое тело, тем тяжелее становилось женское дыхание, тем сильнее и откровенней она прижималась к напряжённо торчащему члену. Трудно сказать, сколько продолжалось это безумие, но неожиданно мать встрепенулась, отстраняя от себя его руками:

— «Ой, … всё … хватит. Я больше не могу. Достаточно …»

И не в состоянии после внезапно охватившей её слабости посмотреть сыну в глаза, она наклонилась, поднимая с пола блузку и бюстгальтер, тихо произнеся дрожащим голосом, прежде чем выйти из комнаты:

— «Ох …, прости меня, … но я больше не могу, … мне нужно время …»

Не поняв этих слов, Сергей с сожалением смотрел ей вслед, чувствуя, что сейчас разорвутся, лопнут от переполняемого желания гениталии.

***

На секунду закрыв глаза, Сергей увидел воспоминания голой попки матери, манящую красоту пухлых вареников половых губок, склонившейся над ванной. Фантазия его была безумной!

— «Как я хочу тебя!», - довольно громко застонал он, совершенно не опасаясь, что она может его услышать.

Он не хотел этого скрывать, наоборот, хотел, чтобы об этом знала она!

— «Я люблю тебя!», - ещё громче крикнул, чувствуя, как тело начало содрогаться от сумасшедшего оргазма.

Конец первой части

Следующая часть


Автор: Ninel_hussy

Похожие порно рассказы:

Комментарии к рассказу: